fbpx

Доктор Пол Герлочи: «Самые лучшие материалы и технологии ничего не значат, если стоматолог не нацелен на совершенство»

Автор: Ксения Лазарева

Уже два десятилетия имя венгерского стоматолога Пола Герлочи звучит на самых серьезных стоматологических конгрессах и научных конференциях, посвященных проблемам эстетической, консервативной стоматологии, протезирования, технологиям применения новейших материалов и тех, которые стали золотым стандартом реставрации. В декабре 2013 года доктор Герлочи выступал на II Конгрессе Украинской академии эстетической стоматологии в Полтаве. Доцент стоматологической школы и Университета Сегеда, основатель Венгерской академии эстетической стоматологии, действительный член Британской академии эстетической стоматологии и ассоциированный – ЕАЭС, Пол Герлочи как университетский преподаватель и лектор привлекает талантом просто говорить о сложном, а еще – умением свою любовь к нашей нелегкой профессии передавать ученикам…

— Уважаемый господин Герлочи, стоматологическое сообщество знает Вас как президента основателя Венгерской академии эстетической стоматологии. Когда была основана Академия и что интересного, важного было в ее деятельности в последнее время?

— Наша Академия фактически начала свое существование как исследовательский клуб в сфере адгезивной и эстетической стоматологии. Он возник на основе семинаров, которые я проводил в конце 1990-х по этой теме и где я поощрял участников сформировать исследовательский клуб, чтобы они могли продолжить свое обучение.
Когда количество участников возросло с нескольких человек до многих, мы создали Ассоциацию и начали приглашать для наших встреч зарубежных лекторов, а также подключили участников со стороны. Это привело к проведению сначала одно, а затем и двухдневных ежегодных конференций. Несколько лет назад мы решили преобразовать ассоциацию в академию. Разница между ними состоит в том, что активное членство в Академии требует презентации документации случая, являющегося показательным для вашей работы, а другие члены Академии оценивают то, насколько качество работы и самой презентации соответствует или не соответствует нашим высоким стандартам. В прошлом году мы проголосовали за присуждение активного членства двум молодым стоматологам. Теперь количество наших активных членов возрасло до 14, хотя общее количество членов – около 60. Наша следующая большая конференция состоится весной 2015 года и будет проходить в сотрудничестве со стоматологическим факультетом Университета Сегеда.

— Вы доцент Стоматологической школы и Университета Сегеда, и говорят, что Ваши студенты отличаются большой активностью и стремлением к профессиональному совершенствованию. Как Вам удается их заразить таким энтузиазмом?

— Роль университета состоит в том, чтобы установить для студентов самые высокие стандарты мастерства и мотивировать их придерживаться такого уровня работы и после окончания университета.

Я считаю, что лучший способ мотивировать студентов – это самому быть мотивированным! Если вы чувствуете страсть к вашей профессии, любите работать с пациентами, то это перейдет и к студентам. Я также думаю, что, показывая совершенную работу, можно разжечь воображение студентов и побудить их самих работать превосходно.

— Наверное, этот вопрос Вам задают часто, но тем не менее, трудно удержаться, чтобы его не задать. Вы работали в США и можете сравнить современную европейскую и американскую стоматологию. Есть ли различия между ними сегодня в принципиальных подходах к лечению стоматологических заболеваний, применении технологий и материалов?

— Это сложный вопрос, и на него трудно ответить несколькими предложениями. Поскольку я не работал активно в США в течение 20 лет, у меня нет знаний из первых рук о современных трендах в американской стоматологии. Тем не менее, в общем могу сказать, что американские стоматологические школы дают своим студентам практическое образование очень высокого уровня, и поэтому они в своем большинстве могут идти в реальный мир и практиковать весьма надежную стоматологию, что выгодно для их пациентов. Американские стоматологи оказывают квалифицированную помощь своим пациентам, и это знает любой, кто когда-либо лечил или же обследовал полость рта американца.

Я видел, что в европейских стоматологических школах более акцентируется теория, нежели практика. Это означает, что когда студенты заканчивают вуз, они все еще должны овладевать навыками своей профессии, иногда даже в ущерб пациенту.

Не думаю, что существует значительное различие между двумя континентами в плане материалов и оборудования, но я действительно считаю, что американцы более склонны воспринимать свою практику как бизнес и поэтому они используют техники и материалы именно с этой перспективой, не учитывая того, что непременно благотворно для пациента. К сожалению, я вижу, что такая коммерциализация случается все чаще не только там, но также и здесь, в Европе!

— На весеннем семинаре ДентАрт 2013 г. в Полтаве в своей интереснейшей лекции, посвященной микровизуализации соединения реставрации и зубных тканей, Вы говорили о недостижимом идеале прилегания — 0 микрон и о допустимом в соответствии с требованиями Ассоциации американских стоматологов. А какого уровня Вы достигаете в своих реставрационных работах?

— Ну, мы, возможно, никогда не достигнем совершенной интеграции зуба и реставрации с материалами, которые мы сейчас имеем, но мы можем достичь приемлемого уровня. Поскольку я не исследователь, то не могу количественно оценить уровень прилегания используемого материала. Однако я могу увидеть результаты! Другими словами, отсутствие воспаления вокруг субгингивальных краев и отсутствие вторичного кариеса свидетельствуют о том, что края запечатаны адекватно. В дополнение, я использую бинокуляры с большим увеличением (5Х) и микроскоп (до 25Х), чтобы проверять края реставрации.

— Каким был Ваш путь в стоматологию? Почему избрали эту профессию?

— Мой отец был весьма известным в Будапеште стоматологом, и я уверен, что это непосредственно повлияло на мое желание стать стоматологом. У меня были умелые руки (хотя и две левых ноги, а потому я плохой танцор!), и с ранних лет мне нравилось мастерить вещи, например собирать модели автомобилей и самолетов. Также у меня было терпение, чтобы работать по многу часов над этими проектами. Позднее меня привлекло создание произведений искусства, но более всего нравилось иметь дело с трехмерными произведениями скульптуры и керамики. До того как поступить в стоматологическую школу, я действительно на протяжении года обеспечивал себя за счет того, что изготавливал и продавал свои керамические изделия.

Когда разговариваю с молодыми людьми, подумывающими о том, чтобы избрать стоматологию своей профессией, я всегда спрашиваю их, нравится ли им делать что-либо своими руками, и как правило отговариваю тех, кому не нравится. Хотя базовым навыкам, требующимся для стоматологической работы, можно научить почти каждого, я думаю, это важно, чтобы стоматолог имел некоторые врожденные способности и чтобы ему/ей нравилось работать своими руками, в противном случае его/ее ожидают разочарования на протяжении всей карьеры.

— В чем, по Вашему мнению, кроется секрет успеха стоматолога? Почему одни становятся известными лекторами, талантливыми преподавателями, отличными клиницистами, а другие отбывают день до вечера?

— Успех в нашей профессии измеряется несколькими вещами. Например, многие люди считают, что деньги являются мерой успеха. Однако большинство из нас знает о том, что много заработанных денег не обязательно соответствует хорошо сделанной работе и высокому уровню личного удовлетворения. Я думаю, самым важным является то, что стоматолог (или кто-либо иной) чувствует страсть к той работе, которую он делает! Именно это обеспечивает тот уровень совершенства, которого невозможно достичь, если думать о своей профессии как о способе зарабатывать деньги. Это относится к любой профессии или работе! Мы тратим на работу большую часть времени нашей сознательной жизни, и было бы стыдно посвятить ее профессии, которая не приносит нам удовольствия!

— В своей лекции в Полтаве Вы отметили: «Каждая мелочь имеет значение». О каких «мелочах» чаще всего забывают стоматологи?

— Стоматология – это пошаговый процесс, где даже незначительные ошибки, сделанные на одном или нескольких этапах, могут иметь длительные разрушительные последствия для реставрации. Все мы идем напрямик по финансовым соображениям и чтобы сэкономить время. Это факт жизни! Вызов состоит в том, чтобы исполнять каждый этап процесса реставрации на самом высоком уровне и обращать внимание на крошечные детали для того, чтобы шансы на успех были максимальными. Учитывая современный экономический климат, который большинство из нас чувствует на себе, это трудное задание. Но все же главное – стремиться быть превосходными клиницистами.

— И этот вопрос Вам, наверное, приходилось слышать. Вы так похожи на Джона Малковича, не хотелось ли Вам «быть Джоном Малковичем» — не в смысле коллизий известного фильма, а просто — актером? Или эту потребность быть актером вполне можно удовлетворить за университетской кафедрой?

— По правде говоря, последнее, кем я хотел быть, так это актером! В школе я всегда стеснялся, когда нужно было, стоя перед всем классом, декламировать наизусть или выступать с речью! Я в самом деле удивлен тем, что именно этим занимаюсь достаточно часто, да еще и на двух языках, потому что не чувствую это как свое. Тем не менее, я время от времени действительно подталкиваю себя к тому, чтобы испробовать что-либо новое или сложное, так как мне кажется, что это единственный путь к профессиональному и личностному росту. Поначалу это может вызвать стресс или фрустрацию и даже привести к неудаче. Несмотря на это, я все же думаю, что нам иногда важно подталкивать себя за границы нашей зоны комфорта.

— Ваш жизненный девиз? Ваше хобби?

— По существу, у меня нет жизненного девиза, но если бы можно было выбрать какой-либо, то, думаю, это был бы девиз «Поступай правильно!» В любой ситуации, которую жизнь подносит нам, мне кажется, у каждого из нас есть моральный компас, подсказывающий, какой поступок будет «правильным», но вследствие собственного эго мы иногда принимаем решение, служащее ему одному. Это относится не только к личным решениям, но также и к нашему профессиональному выбору при лечении пациентов. Конечно же, я не всегда делаю правильный выбор, но каждый раз, когда это случается, глубоко внутри я знаю, что решение было принято без учета интересов других!

Что же касается хобби, то когда-то я создавал керамику, как уже упоминал ранее, а также другие художественные вещи, но потом у меня не осталось времени на это. Так что теперь я мог бы сказать, что моим хобби является стоматология, особенно если посмотреть на мой заработок и его зависимость от количества потраченного мной времени!

— Ваши пожелания читателям журнала «ДентАрт», а это стоматологи из 13 стран Европы и Азии.

— Для нашей профессии наступили весьма захватывающие, но и трудные времена. Появляются технологические усовершенствования, которые на протяжении нескольких следующих лет полностью трансформируют то, как мы практикуем стоматологию. Тем не менее, я считаю, что даже в такой период, как теперь, важно не забывать основы нашей профессии и учитывать перспективу. Отменные клинические навыки, критическое мышление и внимание к деталям всегда обеспечат длительный успех. К тому же, мы должны использовать технологии с этической точки зрения, то есть с выгодой для пациента, а не для себя.

Благодаря современному свободному потоку информации и людей читатели вашего журнала обладают большой возможностью изучать самое лучшее в мире, и я хотел бы, чтобы они пользовались этим преимуществом. В этом контексте хочу похвально отозваться о господине Радлинском и одобрить те огромные усилия, которые он затратил для того, чтобы обеспечить образовательными возможностями своих коллег-профессионалов. Уверен в том, что его энергия и стремление к совершенству изменили отношение многих стоматологов в Украине к профессии и подняли уровень их навыков.

Также выражаю признательность и почтение за то, что пригласили меня прочитать лекцию в вашей великой стране.

Беседовала Ксения Лазарева. Текстовки к фото –Пола Герлочи. Фото — из его архива.

Источник: ДентАрт 2014, №1

uk